Однорукий герой автогонок

Так завязалась дружба, определившая спортивную карьеру Скотт Брауна: Арчи стал выступать на машинах, которые готовил в своей мастерской Брайан Листер. В сезоне-1953 он выиграл все двенадцать гонок, в которых участвовал — причем зачастую его «Астероид» пересекал финишную линию с отрывом от соперников в целый круг!

К следующему сезону Листер заручился финансовой поддержкой отца — владельца металлообрабатывающего бизнеса, и подготовил простенькую машину собственной конструкции с двигателем MG. На ней Арчи сразу же выиграл две гонки в Снеттертоне.

После такого успеха команда нацелилась на новую высоту — престижный «Трофей Британской империи» в Оултон-Парке, где выступали многие известные гонщики, а уровень конкуренции (и автомобилей) был гораздо выше. Несмотря на мотор, заметно уступавший соперникам по мощности, Арчи неплохо провел квалификацию, но… решением стюардов был отстранен от гонки — обнаружив его физический недостаток, они отозвали гоночную лицензию.

На этом гоночная карьера могла бы и завершиться. Но его заметил Френсис Керзон, пятый граф Хау — политик, знаменитый гонщик, победитель «24 часов Ле-Мана» и президент Британского гоночного клуба. Для него недуг шотландца оказался неожиданностью.

Его вмешательство и поддержка журналиста Autosport Грегора Гранта и врача Дадли Бенджафилда (одного из «Бентли-бойз», побеждавшего в Ле-Мане) позволили восстановить лицензию. После этого беспроблемный допуск на гонки на родине был практически гарантирован, хотя за рубежом его и после не раз «заворачивали» по тем же основаниям.

Гоночные машины в те времена уже располагали довольно мощными моторами, но требовали иных умений, чем сейчас — тормоза были слабенькие, а узкие и скользкие шины диагонального типа диктовали особенный стиль езды с глубоким скольжением всех колес. И Арчи с его фантастическим чувством равновесия отлично к этому приспособился.